Тепло для рабочего дома - Довщину убийства неонацистами адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой,...


Тепло для рабочего дома.

^ Вычеркнутые из списка


После выборов один за другим идут протестные митинги, граждане обижены, власть украла у них голоса, их волеизлияние. К сожалению, не слышно с трибун голосов рабочих. Фальшивые подголоски в спектаклях, организованных лично для Путина, не в счет. Была у него встреча с подштукатуренными под работяг группой различных начальников на Магнитогорском металлургическом комбинате. Во время же недавнего прямого эфира с Путиным, в Нижнем Тагиле, подтащили к микрофону целую группу таких актеров. Стоящий впереди начальник цеха, Игорь Рюрикович Холманских, произнес от лица всего трудового коллектива «Уралвагонзавода»: «Мы с мужиками готовы подъехать и разогнать эти митинги. Если полиция не справляется с митингующими, мы справимся». Обрадованный Путин ответил: «Подъезжайте. Но не сейчас и не по этому поводу». Готовили этих «мужиков», как диверсионный отряд, целых четыре дня шли репетиции и только потом привезли под софиты, под ясные очи нашего правителя.

Как только в Нижнем Тагиле узнали фамилию местного Цицерона, в интернете на его адрес посыпались сотни недоброжелательных высказываний, нашлось только несколько сочувствующих. Ему предложили, сэкономить на дальней дороге и командировочных, прийти на следующий день на местный протестный митинг и попробовать выгнать своих земляков с площади. Герой эфира не появился. Митинг в городе прошел, и работникам завода, участвующим в нем, пришлось извиняться за своего начальника цеха.

В 2011 году на «Уралвагонзаводе» дела немного поправились, выделили большие деньги из бюджета, средняя зарплата сотрудников по отчетам директора выросла до 22 тысяч рублей, по более уточненным данным, это всего 18 с половиной тысяч. Если сложить оклад директора, по словам рабочих (1,5 миллиона рублей) и его заместителя с 1,3 миллионами, добавить в кучу приличные оклады других менеджеров и начальников, подсыпать копейки простых рабочих, разделить полученное на количество работающих, то и получится средняя зарплата на заводе. Все знают, что на каждом предприятии «сливки снимает» командный состав, простым слесарям, токарям и сталеварам, достаются объедки. Зачем такими показателями пудрить мозги? Много горького можно было услышать об этих зарплатах и порядках на заводе на прошлогоднем митинге под названием. «Мы не рабы».

Сейчас в уличной толпе либералы ищут представителей среднего класса. Пытаются назначить их двигателями истории, с их помощью пробить дорогу к демократии, рабочих давно исключили из списков перспективных.

Подобное первобытное общество, как у нас, в котором человек не развивается, а деградирует, не возможно было построить, пока у нас существовали настоящие трудовые коллективы. Люди не были разобщены, был коллективный дух, в этом была главная национальная идея. Сегодня нас разогнали по своим норам – квартирам, мы перестали ходить в гости, обсуждать сообща накопившиеся проблемы. Это привело к разобщению людей и возможности управлять, манипулировать ими по своему усмотрению. Можно легко сломать отдельный прутик, нельзя сломать метлу. Нынешние руководители страны ломают каждого из нас по отдельности, не дают людям возможность объединиться.

Свой трудовой путь я начинал в Астрахани, в знаменитой тогда бригаде Александра Каленюка. Это была, прежде всего, большая семья. Мы не прятались со своими проблемами друг от друга, старались решать их вместе. Однажды бригадир собрал нас в срочном порядке. Можно было подумать, что в мире что-то перевернулось. Нет, столяр Михаил Кузьмин бросил вечернюю школу. Работа, семья, а тут ещё учеба, откровенно говоря, устал человек. Первым выступил бригадир, учебу он не сопоставлял с карьерой, говорил о внутреннем перерождении человека, которые несут знания. Задел за живое «старичков», те стали вспоминать, как, едва научившись писать, читать, вынуждены были бросать «свои университеты», шли зарабатывать хлеб. В их рассказах чувствовалась тоска по неосуществленному. Засиделись допоздна, но никто не рвался домой. А назавтра вернулся в школу Кузьмин, да не один – еще двое наших решили включиться в учебу.

Я особенно не идеализирую прошлую жизнь, но в ней было место и для подрастающего поколения, и для пенсионеров, не было бездомных, намного больше, чем сейчас откровения, искренности, душевности, вряд ли все это богатство можно променять на кусок колбасы, которого тогда не хватало. Но людям хотелось, чтобы и колбаса была и демократия распространялась гораздо шире бригадной жизни. Простые люди не собирались разрушать социальную основу государства, хотели сделать в своем доме косметический ремонт, кое-что улучшить, поэтому и подключились все вместе к перестройке. Коллективизм на пороге девяностых помог бархатной революции. Сигналы от человека к человеку проходили без задержек, а хакеры под видом демократов заставили эту сеть работать на себя. К сожалению, они, как черные рейдеры, завладев системой, срочно стали её перенастраивать, ввели не лицензированную программу, где были совершенно другие отношения между людьми. Друг превращался в соперника, или ты его, или он тебя. И никаких гарантий, поддержки слабым, разве можно построить по таким циничным проектам настоящую демократию?

Пока ещё остались осколки прежней жизни, не успели зарасти травой, можно в этих углах остановиться, немного обогреться. Пришлось мне поработать в более поздние годы на Черемушкинском керамическом заводе в Москве. Несколько жилых домов рядом с заводом. Завод закрыли, нужна была земля для строек, а коллектив остался. Так и живут заводчане вместе, помогают друг другу. Главным остался бывший директор Лев Борисович. Сегодня он перевозит кому-нибудь вещи, завтра навещает бывшего заводчанина в больнице, идут к нему, как к старшему, за советом. С должности его уволили, а от людей, с которыми он со дня рождения, убрать не смогли. Он как бы остался ответственным за них.

Раньше в трудовых коллективах было много ярких личностей, помогал моральный кодекс, написанный не на бумаге, а в головах. И хвалили друг друга, и ругали открыто за разные проступки, шлифовка характеров шла на каждом собрании. Подобные форумы на предприятиях проходили часто, люди высказывали свое мнения, спорили, все были на виду, никого за крамольные слова, за критику, даже директора, не увольняли. Сейчас собраний нет, заглушили рабочую демократию. Есть интернет, но эти откровения, как «малявы», письма из заключения.

Много нужно менять в нашей изуродованной стране, но главное необходимо возвратить тепло в рабочие коллективы. Не мешало бы взять пример с Японии, здесь нет природных ископаемых, но есть японское чудо, человеческие ресурсы, бережное отношение к работнику. В стране практикуется пожизненный найм, работник ощущает стабильность своего положения в жизни. Заработная плата постоянно растет, старший получает больше младшего. Такой подход берет начало с традиций японского общества – уважать старших. Каждый работник сливается с фирмой и ощущает себя её частью. В основе «корпоративного духа» фирмы лежит психология, ставящая интересы группы выше личностных интересов отдельных работников. В одном месте менеджер, которому удалось установить хорошие отношения с подчиненными, получает премию, в другом поощряют большой премией брак людей родом из одной фирмы.

На специальных стендах сообщают кто, сколько внес рационализаторских предложений. Созданы кружки самоконтроля. Если сотрудник не справляется с работой, его будут ругать, прилюдно критиковать, но не обмолвятся об увольнении, отношения во многих компаниях, как в семьях, своих не отдают.

Наши предприниматели похожи на игроков в рулетку, они не создают рабочие дома, для них работник как ржавый механизм, без души, ставят на кон последнее, рабочие зарплаты, благополучие людей. Стараются быть независимыми от всяких социальных обязательств, начинают разбавлять коллективы варягами, модным становится заемный труд, стали брать на время работника в аренду у кадрового агентства, не нужно за этих работников нести никакой ответственности.

Во Всеволожске на заводе «Форд» недавно прошли часовые забастовки в двух сменах. Профсоюз МПРА протестовал против того, что администрация стала увлекаться заемным трудом. Контрактники получают на 2-3 тысячи меньше постоянных работников, их работодатель, кадровые агентства, в большинстве своем не платят пенсионные отчисления этим бессловесным рабам. Забастовка прошла на заводе в виде собраний, на которых сборщики потребовали от администрации ввести контрактников в штат завода.

Таких контрактников сейчас возят по всей стране, соблазняют их хорошими заработками. Вот в одном из домов в Комсомольске-на-Амуре сидят на кухне трое сварщиков из Астрахани. Завтрака не было, ужина тоже не предвидится, на обед насобирали денег на десяток яиц, сделали яичницу. В холодный край их занесло желание подзаработать. Кадровое агентство купило им билеты до Комсомольска-на-Амуре. Договор заключить обещали на месте. А там, вместо обещанного богатства, работодатель предложил десять тысяч белой зарплаты, остальное в конверте. Куда денешься, обратно не сбежишь, денег нет.

Но и этих денег не удалось получить, только начали работать, перестали выплачивать суточные, зарплаты вообще с августа не видели. Сварщики даже теплые вещи не взяли с собой, думали, что купят на месте. Время к зиме, астраханцы в осенних туфлях, джинсовых куртках, на улице в таком наряде не появишься, даже на работу перестали ходить. Сидит примерно сорок человек по съемным квартирам и ждут, когда работодатель отправит их домой. Деньги на пропитание им стали присылать родные, иногда в ожидание следующего перевода, приходится просить в долг хлеба в магазине. Хорошо, хоть продавщица попалась отзывчивая.

Чьи это люди? Кто их должен защищать? Где прокуратура? Где настоящие, профсоюзы, почему они в этих конкретных случаях не вмешиваются, не бьют тревогу? В ФНПР, основе нашего профсоюзного мира, организаций, похожих на фордовский МПРА, почти нет. Командующий ФНПР, Михаил Шмаков, можно сказать, сдал свою армию работодателям, а сам переметнулся в Народный фронт Путина, в котором тоже одни директора. Именно эти путинские добровольцы, вместе с Минздравразвития и пытаются распахнуть настежь ворота для заемного труда. С приходом такого труда, у нас исчезнет даже видимость профсоюзов. Кем тогда будет сам Шмаков? Он вынужден сопротивляться. Для приличия, ему бы выйти из директорского Народного фронта. Но он и за наших, и за ваших, так вертеться позволяет ему устав этих профсоюзов, в котором состоят и начальники, и подчиненные.

Заемный труд, действительно, страшная вещь, особенно в нашей стране, благодаря нечетким законам у нас получился перебор с мошенниками. В Калининграде поймали на крючок новые жертвы. Московская фирма пообещала группе монтажников по 70 тысяч рублей в месяц, социальный пакет, бесплатное питание и перевоз работника до места работы на Камчатке и обратно. Окончательный договор планировалось заключить на месте. От Петропавловска Камчатского этих специалистов везли вглубь тайги ещё 500 километров, нужно было готовить площадку для бурения. Трудовые договора с ними так и не заключили, никаких перед ними обязательств. Монтажники работали днем и ночью. Прошло три месяца, фирма выполнила свою работу. Закрыли столовую, забрали весь обслуживающий персонал. Хозяева уехали, бросив заезжих одних в тундре, не заплатив им за работу. Дороги вокруг размыло, в окрестностях бродили медведи. И посылали эти пленники с нарочными письма домой – выручайте дорогие родные из плена.

Выручили, правда, не сразу. Одна из калининградских газет отправила запрос во все правоохранительные органы. Приехали зимовщики домой истощенные, с пустыми карманами. Вот и вся история с заемным трудом, вообще с работой у нас в России.

Перестраивая страну, нужно понять, что предприятия – это, прежде всего, не промышленные, а социальные объекты, там работают наши граждане. Хозяин должен нести перед ними и государством ответственность за эти жизни и даже за их воспитание. Пока наши предприниматели не будут создавать на базе заводов, фабрик настоящие рабочие дома, никаких перемен в стране не будет. Озлобятся, одичают работники, выйдут вместо либералов на улицу камчатские, амурские пленники, прихватят с собой других несчастных, мало никому не покажется.

Только и остается сказать: дайте возможность рабочему тоже быть человеком и гражданином, создайте для него перспективу, защитите его от хапуг настоящим законом.

^ Альберт Сперанский, общественная организация «Рабочие инициативы», Москва


За рубежом

Законы и реалии


Несмотря на произошедшие изменения в сфере уголовного законодательства Туркменистана, ощутимых результатов работы правоохранительных органов в смысле справедливого, законного, объективного ведения уголовных дел при проведении предварительного следствия и при расследовании в суде, нет.

За последние два года были разработаны и утверждены Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс, Уголовно-исполнительный кодекс и закон «Об адвокатуре».

Но по-прежнему, продолжается практика выколачивания из задержанных признательных показаний любыми способами, так как в туркменском уголовном судопроизводстве царицей всех доказательств, как и в советские времена, остаются признательные показания. В основном признательные показания добываются с помощью применения пыток к заключенному.

При проведении уголовных расследований и вынесении приговоров, суды руководствуются признательными показаниями, данными в ходе предварительного следствия в органах МВД, прокуратуры и Министерства национальной безопасности. И суды всегда отказываются принимать заявления подсудимых о том, что признательные показания они давали под психологическим и физическим давлением со стороны органов предварительного следствия и никогда не проводят по этим заявлениям судебных расследований, хотя это предусмотрено новым уголовным законодательством.

В практике судебных органов отсутствует понятие «оправдательный приговор». В последний раз оправдательный приговор подсудимому был вынесен в 1998 году.

Причинами этого, по нашему мнению, являются:

1. Судебная система в Туркменистане полностью зависима (судьи назначаются президентом), и «сверху» даны указания не выносить оправдательных приговоров, а «судить по всей строгости закона».

2. Отсутствие понятия «пытки» и специальной статьи в Уголовном кодексе, предусматривающей строгое уголовное наказание за применение пыток.

3. Низкая квалификация оперативных работников правоохранительных и следственных органов.

За годы независимости, подготовку специалистов в этой области проводили преподаватели, не имевшие специального образования. Кроме того обучение осуществлялось по программе, спускаемой из президентского аппарата, в которой больше внимания уделялось не профессиональному обучению, а идеологической подготовке, и основным предметом являлась и является до сих пор «Рухнама».

В течение последних 20 лет опытные работники правоохранительных органов полностью заменены на молодых и профессионально слабо подготовленных. Поэтому у этих сотрудников нет элементарных знаний при проведении предварительного следствия по уголовным делам и сборе доказательств виновности задержанного, и в силу этого они применяют к ним методы психологического и физического воздействия.

Вот свежий пример. В ноябре месяце 2011 года в городе Балканабад было совершено убийство молодого человека. По факту совершения убийства прокуратурой города было возбуждено уголовное дело, и оперативные работники городского отдела полиции задержали более 35 человек – подозреваемых в убийстве. Все эти люди были ранее судимы за совершение различных преступлений. Никаких доказательств вины этих людей полицейские не нашли и поэтому к ним были применены недозволенные методы (в основном их методично избивали и пытали). В течение 10 суток освобождены были все «подозреваемые», кроме Б. Акимова. Ему органы следствия предъявили обвинение в совершении тяжкого преступления.

В ходе судебного заседания Акимов утверждал, что он не виновен, что он дал признательные показания под воздействием пыток, со стороны работников полиции. Также Акимов назвал имена тех, кто применял к нему пытки. Он рассказывал, что его били наполненной жидкостью пластиковой бутылкой по пяткам, что несколько ночей его держали привязанным за руки и за ноги к стене. Двое работников полиции возили его в какой-то сарай и там пытали его током при помощи специального аппарата. Не добившись признательных показаний, его посадили в камеру к особо опасным рецидивистам и последние издевались над ним, а когда осужденные преступники хотели его изнасиловать, Акимов не выдержал и согласился взять вину на себя. Только, добившись признательных показаний, оперативные работники органов полиции, перестали применять к нему пытки и передали дело следователю.

При допросе у следователя, в присутствии адвоката, Акимов заявил, что к нему применялись пытки и назвал имена тех, кто это делал. Однако после допроса ночью к нему в камеру пришли снова те же работники уголовного розыска и с помощью угроз убийством заставили его отказаться от своего заявления и признать свою вину.

Несмотря на отсутствие других доказательств, подтверждающих вину Акимова, суд принял во внимание только признательные показания Акимова, данные им во время предварительного следствия, а его показания в суде о применении к нему недозволенных методов ведения следствия суд признал не состоятельными и «данными подсудимым с целью уклонения от уголовного наказания». Суд не назначил даже судебно-медицинской экспертизы, хотя подсудимый Акимов демонстрировал на суде многочисленные физические повреждения на теле. Акимов был приговорен к 20 годам лишения свободы за «совершение умышленного убийства».

Это один из примеров применения пыток к задержанным лицам. Из достоверных источников в Туркменистане известно, что 90% задерживаемых правоохранительными органами лиц подвергаются психологическому или физическому воздействию.

Зависимой остается и адвокатура, хотя был принят закон «Об адвокатуре». Контролирующий адвокатуру орган – Министерство юстиции Туркменистана.

Без специального разрешения Министерства юстиции ни один профессиональный юрист не может работать в коллегии адвокатов. По официальным данным (озвученным заместителем министра юстиции Туркменистана Эрниязовым 18 мая 2011 года на заседании Комитета ООН по пыткам в Женеве) в Туркменистане работают 200 адвокатов, но по нашим подсчетам их 186 человек, и это на всю страну с населением около 5 млн. человек. Для сравнения, в Латвии с население чуть более двух миллионов человек работают более 1500 адвокатов.

Данные предоставлены Ассоциацией Независимых Адвокатов Туркменистана.

^ Туркменская инициатива по правам человека, Вена

http://www.chrono-tm.org/


Мнения

С добрым утром!


У меня такой прогноз на 2012-й год: или с Путиным что-то случится, или что-то случится с возбудившимися народными массами. Одно из двух. Но вот так, как сейчас – с издевательскими лозунгами и стишками, песенками про «наш дурдом» и освистываниями – оно продолжаться уже не будет. Потому что, во-первых, не такой Путин человек, чтоб это терпеть. А, во-вторых, объективно невозможно править страной в столь развинченном состоянии.

Первый вариант – что-то случится с Путиным – маловероятен. Ничего плохого с ним, слава богу, случиться не может. А хорошее он отвергает сам, категорически отказываясь признавать выборы нечестными, а возмущение недовольных обоснованным.

Поэтому второй вариант предпочтительнее. Скорее все-таки что-то случится с возбудившимися массами. И уже даже понятно – что. Крутые маршруты Сергея Удальцова между тюрьмами, судами и больницами демонстрируют это со всей ясностью. Смотрите и мотайте на ус.

В этой связи здравые люди должны сейчас отпраздновать Новый год и аккуратно свернуть общественно-полезную деятельность в своих фейсбуках, твиттерах и где там еще они бьются за честные выборы. Их время еще не пришло. Но вероятность его приближения сдвинулась с нулевой отметки.

2011-й год отличается этим волшебным сдвигом от предыдущих унылых лет. Им он и запомнится. Хороший был год, обнадеживающий. Дремучее и запрессованное наше общество перешло в новое качество. Проснулось. Открыло глазки. С добрым утром.

Перемены, конечно, мало заметны. Но они есть. Ощущение безысходности и разобщенности затмила радость узнавания родных душ. Оказывается, не одного меня достало вранье! Оказывается, нас таких много!

Ушла апатия, появился азарт. Раньше говорили: «Да, не пойду я ни на какие выборы, все равно от нас ничего не зависит». Теперь говорят: «А вот мы им покажем сейчас, как от нас ничего не зависит».

Но по-настоящему показать – не получится. У гражданского общества мало сил. Оно ведь фактически новорожденное. В пеленках. Но родилось – это главное. Теперь надо расти.

Подавляющее большинство людей в нашей стране считают, что для них все должно делать государство. И очень маленькая часть – процентов десять или пятнадцать – стремятся все для себя делать сами, а от государства хотят одного – чтоб оно не мешало. Для решения своих задач этим людям нужны инструменты. А инструментов нет – они все у власти.

Вот эти люди как раз и проснулись. Они хотят инструментов. Они хотят перемен.

А восьмидесяти пяти процентам никакие инструменты не нужны. Им нужно, чтоб пришел прекрасный правитель и все им организовал. Они верят, что это возможно, и не понимают, что никто им ничего не организуют, кроме них самих. И недовольны они сейчас только потому, что им тут очень плохо все организовывают.

Пятнадцать против восьмидесяти пяти не имеют шансов. Путин опирается и ориентируется на восемьдесят пять. Пусть половина их адски разгневана и пойдет голосовать за Зюганова или Миронова, все равно их больше. И пока их больше – Путин имеет полное моральное право завинчивать распоясавшееся меньшинство.

Так что пятнадцати процентам надо сейчас отползать. Вернее, не сейчас, а после президентских выборов с прозрачными урнами. Кто не успеет отползти к майской инаугурации – получит, цитируя раннего Путина, «дубиной по башке».

И не надо ждать чуда. Его не будет. Ведь Путин на самом деле играет по правилам. Он играет на большинство. Поэтому бороться надо не с ним, а с теми, кому государство должно все дать. Надо их будить и перетаскивать малыми порциями в самостоятельное меньшинство.

Просыпайтесь, люди. Пора уже. С добрым утром.

^ Юлия Калинина, Московский комсомолец, http://www.mk.ru/politics/article/2011/12/29/657974-s-dobryim-utrom.html


7406132677845713.html
7406249121889883.html
7406307767541148.html
7406375263089100.html
7406447057649834.html